Наоки Такизава о победе демократии в модной индустрии

Наоки Такизава Ученик Иссейя Мияке, креативный директор UNIQLO Наоки Такизава о технологиях, дизайнерах будущего и победе демократии в модной индустрии.

Можно ли сказать, что UNIQLO — это синтез европейской и японской эстетики?
Мы живем в мире глобализма, где уже не можем отличить влияние Запада или Востока, если специально не изучали этот вопрос. Я ценю европейскую культуру, знаю историю и преклоняюсь перед ее великими представителями. Но как японец всегда стараюсь добавить черту, называемую в японском языке «чувство». Это труднопереводимый термин, одновременно интуиция, чувственность и чувствительность к окружающему миру. Мне кажется, в любом образе должна быть поэзия, неуловимая красота, внутреннее состояние, которое невозможно выразить словами.

Вы считаете, что культурный синтез — важная часть современной жизни?
Безусловно. Мы обязаны работать над изобретением и усовершенствованием универсального языка. Чтобы нас понимали в Нью-Йорке, Азии, Африке, Восточной Европе. Чтобы мы могли общаться свободно, без границ. Уловить разницу — вот самое интересное. И нейтрализовать ее, преодолеть, не затронув индивидуальности.

Когда вы делали свою марку, вы чувствовали себя лучше, чем возглавляя чужой известный бренд?
По-другому. Делая собственный проект, ты не можешь действовать без вдохновения. Ведь проект — это ты. В UNIQLO все по-другому — мы должны вы­давать сотни миллионов единиц продукции. Поначалу сама мысль об этом меня пугала. Но потом я понял суть этого явления: здесь речь идет не о фантазии одного человека, воплощенной в жизнь, а об удобстве для большого количества людей. Нет, забывать о дизайне мы не можем, но основное слово, выражающее идею марки, — комфорт.

То, что мода становится демократичной, на ваш взгляд, позитивное явление?
Скорее позитивное, потому что мода уходит от социальных различий. Человек должен думать о себе как об индивидуальности и стремиться к собственному, личному комфорту, ни в коем случае не зависящему от мнения общества и социального окружения. Еще в 1980-е мода требовала строгой идентификации с профессией или определенным кругом. Для меня радостно, что все изменилось. И любой чело­век может радоваться покупке и своему внешнему виду, быть модным, выражать себя через экстравагантный или, наоборот, консервативный выбор.

Что нового может сделать дизайнер сейчас, кроме использования новых технологий?
Пока ничего. Разновидности использования технологий и есть теперь дизайн. Ведь новые технологии меняют и производство, и ткани, и цвета.

Какую вещь вы могли бы назвать символом времени?
Белье. Без удобного, технологичного белья жизнь современного человека невозможна. В XXI веке мы сначала моделируем тело, а потом одеваем его.


загрузка...





загрузка...